Advokat-86.ru

Помощь адвоката
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Должен ли инспектор ДПС предъявлять доказательства нарушения ПДД

Должен ли инспектор ДПС предъявлять доказательства нарушения ПДД?

Каждый день в Российской Федерации фиксируются сотни правонарушений со стороны водителей автотранспорта. Но не совершают ли ошибок при остановке машины сами сотрудники ДПС? В сети регулярно всплывают новые видео и фото неправомерного поведения инспекторов с водителями. Тем не менее до сих пор не все знают, как обязан действовать патрульный после остановки транспорта, что в праве требовать автовладелец и какие доказательства нарушения ПДД имеют законную силу, а где правоохранитель просто использует служебное положение.

Водитель виноват, если не докажет обратное

Камеры доказали свою эффективность в деле повышения безопасности дорожного движения. Поэтому, чтобы ввести практику их использования в законное русло, в статью 1.5. КоАП РФ «Презумпция невиновности» несколько лет назад были введены поправки.

Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к настоящей статье».

Однако внесенное в кодекс примечание гласит, что эти утверждения «не распространяются на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 Кодекса, совершенные с использованием транспортных средств, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи».

Как отменить решение «Помощника Москвы»

Первое, с чего начала автовладелица, – со сбора доказательств того, что место совершения административного правонарушения должностным лицом определено неверно. А именно то, что место стоянки вышеуказанного транспортного средства не является тротуаром, в связи с чем в ее действиях отсутствует состав вмененного административного правонарушения.

Для этого гражданка присовокупила к делу:

  • скриншот портала « Яндекс карты »;
  • письмо заместителя префекта ВАО г. Москвы, письмо ГБУ г. Москвы «Жилищник района Измайлово», согласно которым указанный в обращении заявителя земельный участок не является газоном и тротуаром. Это придомовая территория, более того, на которой располагался объект самовольного строительства.

Интересно, что эти доводы были приведены не только Верховному суду, но и судам, рассматривавшим дело ранее, и тем не менее, все ранее принимавшие участие в рассмотрении дела суды отклонили их, посчитав, что представленные документы не влияют на квалификацию правонарушения.

Они посчитали, что раз на фотографии видно, что автомобиль находится на участке дороги, отделенном бордюром, на котором произрастают зеленые насаждения и имеется покрытие для прохода пешеходов, вымощенное тротуарной плиткой, то считать место парковкой нельзя:

«Опровергая доводы заявителя о том, что место, где осуществлена стоянка транспортного средства, не является тротуаром, и сведения, содержащиеся в представленных заявителем вышеназванных письмах, суды указали на то, что данные документы не влияют на квалификацию вменяемого Дягилевой Т.В. правонарушения, поскольку из представленного в дело фотоматериала усматривается, что автомобиль находится на участке дороги, отделенном бордюром, на котором произрастают зеленые насаждения, на данном участке покрытие, вымощенное тротуарной плиткой, сделано для прохода пешеходов к домам и не является парковкой».

Верховный суд с такими доводами не согласился, отметив в постановлении, во-первых, следующее:

«С учетом материала фотофиксации правонарушения судебными инстанциями надлежащим образом не проверены доводы заявителя о неверно установленном месте совершения правонарушения, должностное лицо, вынесшее постановление, в судебное заседание не вызывалось, по известным обстоятельствам не допрашивалось».

Указав на явные ошибки ранее проведенных судебных заседаний, ВС также напомнил, что такое тротуар и при каких обстоятельствах огражденную бордюрным камнем вымощенную или асфальтированную дорожку можно считать тротуаром. Согласно ПДД, этот элемент дороги, предназначенный для движения пешеходов, должен примыкать к проезжей части или к велодорожке либо быть отделенным от них газоном.

Произрастание зеленых насаждений не свидетельствует о том, что спорный участок является тротуаром

Таким образом, для всех получивших штраф за парковку автомобилистов и решивших обжаловать решение в судебном порядке, крайне важно доказать:

1. Точное место совершения административного нарушения;
2. То, что участок не является тротуаром, газоном, местом для инвалидов и так далее. Если на это, конечно, есть законные основания (в постановлении инспектора явно присутствуют нестыковки);
3. По возможности собрать информацию из официальных источников.

фото: lee culkin/unsplash.com

Напомним, что при помощи специального мобильного приложения жители столицы могут зафиксировать нарушение правил парковки на улично-дорожной сети города, такие как:

  • Парковка у знаков «Остановка запрещена» (3.27) или «Стоянка запрещена» (3.28)
  • Парковка на тротуаре
  • Парковка на газоне
  • Случаи неоплаченной парковки
  • Парковка на местах для инвалидов

Этими же доводами должны руководствоваться суды при рассмотрении подобных дел, а также не забывать о презумпции невиновности. Это особо подчеркивается в постановлении Верховного суда:

«Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, распределение бремени доказывания между государством в лице органов, уполномоченных на вынесение постановлений по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи, и соответствующими собственниками (владельцами) транспортных средств, будучи исключением из общего правила о том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, не отменяет действие в названной сфере иных положений, раскрывающих принцип презумпции невиновности».

Фактор презумпции невиновности крайне важен, ведь от него по большей части и зависит исход дела. К сожалению, суды фактически ввели в практику безукоснительное доверие инспектору и материалам, сделанным на камеры фото-, видеофиксации. Что-либо доказать автомобилисту является сложной задачей. Сложной, но, как видим, не безнадежной. Даже несмотря на ряд допущенных неточностей и явных ошибок, дело было направлено на новое рассмотрение, а ранее принятые судебные акты были отменены ВС.

Читать еще:  Госдума рф о дачных участках в лесополосе

Главное в этом – сбор доказательств, работа с официальными источниками и настойчивость. Ведь кто может гарантировать, что после одного подобного штрафа автомобилисту не придет еще, и еще, и еще? И в каждом из них будут нестыковки, а значит, явные возможности для опротестования постановления.

Нарушитель по умолчанию: достаточно ли слов инспектора ГИБДД для признания вины?

Еще недавно на этот вопрос я бы ответил, что по сложившейся правоприменительной практике так и есть – большинство судов не трудятся перепроверять показания инспекторов. Но Верховный суд, похоже, устал от этого. Принимая решение по конкретному делу, высшая судебная инстанция не только вернула права московскому автомобилисту, но и использовала в своем постановлении прецедентные формулировки, позволяющие водителям защитить свои права в тех случаях, когда их вина не доказана.

А был ли отказ?

Р ассматривая дело об отказе пройти медицинское освидетельствование, Верховный суд обратил внимание на отсутствие в деле каких бы то ни было данных, свидетельствующих о том, что водитель, у которого при проверке алкотестером было выявлена недопустимая концентрация этилового спирта, действительно отказался от повторной проверки в медицинском учреждении.

Водителя привлекли к административной ответственности по части 1 статьи 12.26 КоАП РФ за отказ выполнить законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Мировой судья района Южное Тушино признал водителя виновным и оштрафовал его на 30 тысяч рублей с лишением права управлять транспортными средствами сроком 1,5 года. Вышестоящие инстанции – Тушинский районный суд столицы и Мосгорсуд – согласились с таким решением. Но водитель подал жалобу в Верховный суд РФ, а там после тщательной проверки отменили все ранее принятые по данному делу судебные акты.

Нет смысла подробно рассказывать о сути данного разбирательства. Возможно, водителю действительно даже не предложили поехать к медикам, или же он чего-то не понял. Может быть, сотрудник Госавтоинспекции просто ошибся при составлении протокола. Но факт остается фактом: «Согласие либо несогласие Ковалева П.А. пройти соответствующую процедуру в этом протоколе не зафиксировано, в графе «пройти медицинское освидетельствование» содержится запись «от подписи отказался», – говорится в постановлении ВС.

Все испортил понятой

Обычно в таких случаях судьи не утруждают себя лишней работой. Они уверены, что нет оснований не доверять сотруднику ГИБДД, который оформлял протокол и утверждал, что автовладелец категорически отказывался от медэкспертизы. Однако в деле оказался допрос понятого, который отлично слышал, что водитель не согласился с результатами, полученными с помощью алкотестера, но почему-то не расслышал, что инспектор предлагал водителю пройти медицинское освидетельствование, хотя был обязан сделать такое предложение. То есть объективных данных, подтверждающих, что водитель был направлен инспектором ДПС на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, Верховный суд не нашел.

В постановлении ВС указывается, что часть 1 статьи 1.6 КоАП РФ предписывает привлекать к административной ответственности не только при законных основаниях для этого, но и при соблюдении установленного законом порядка. Упомянута в постановлении и статья 26.2 КоАП, согласно которой доказательствами по такой категории дел являются любые фактические данные, на основании которых можно сделать вывод о наличии или отсутствии события правонарушения.

Фактические данные устанавливаются протоколами, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показателями специальных технических средств и вещественными доказательствами, напомнил ВС. Но если доказательства получены с нарушениями, то суды не принимают их во внимание. Приведенные обстоятельства, как решил Верховный суд, «не позволяют сделать вывод о соблюдении должностным лицом предусмотренного законом порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения». Значит, имеются неустранимые сомнения в виновности автовладельца.

Попытка сломать практику

Обычно автовладельцы могут противопоставить утверждениям сотрудников ГИБДД, зафиксированным в протоколе, лишь свои показания. Суды при этом в большинстве случаев верят сотрудникам правоохранительных органов, а к показаниям водителей относятся критически и назначают им наказания на основании слов полицейских. Однако благодаря уже нескольким решениям ВС, который стал гораздо внимательнее относиться к фактическим и процессуальным нарушениям со стороны сотрудников полиции, появилось основание надеяться, что постепенно состязательность сторон в делах об административных правонарушениях будет восстановлена.

Автоинспекция должна понять, что ее сотрудникам следует ответственно подходить к своим обязанностям и иметь в виду, что недостаточно привести только собственные показания, так как в этом случае в любом суде сделают вывод, что они «не собрали достаточных объективных доказательств по делу». Тем более что понятые и свидетели не обязательно будут послушно подтверждать все, что сказал инспектор.

Читать еще:  Информация о инспекции по трудовым спорам на сурикова

От Москвы до самых до окраин

Постепенно позицию Верховного суда начинают воспринимать и на нижних ступенях судебной системы. Пусть пока еще довольно редко, но в регионах появляются решения в пользу автомобилистов. Суды субъектов Федерации, которые не хотят доводить спор до столичных «верхов», ориентируются как на постановления Пленума ВС, так и на конкретные решения ВС, вынесенные в точном соответствии с духом закона.

Республиканские и областные суды уже сами корректируют судебные акты, из которых следует, что был нарушен принцип состязательности сторон. В некоторых случаях, правда, основанием для пересмотра называются сугубо процессуальные ошибки. Но порой удовлетворяются жалобы водителей или их адвокатов на принципиальные нарушения, допущенные сотрудниками ГИБДД и «не замеченные» судами первой инстанции.

Как правило, доказать нарушение права на защиту можно при наличии видеорегистратора или даже мобильного телефона с видеокамерой. Снимать весь процесс общения с инспектором от момента остановки до составления протокола закон не запрещает. Даже если водитель сам не заметил очевидных нарушений со стороны сотрудника автоинспекции, их может обнаружить юрист, просмотрев запись. Хорошим адвокатам и раньше удавалось помочь своим доверителям, если какие-то ошибки обнаруживались в документах на бумажном носителе.

Теперь же доказательством служит в суде и видеофайл, приложенный к жалобе.

Электронный век многократно усложнил жизнь. Если нарушения «зафиксировали» дорожные камеры, то у водителя нет даже презумпции невиновности. Но техника служит не только государству, но и простым людям. И когда права автомобилиста нарушены, она помогает ему защититься в суде.

Обжалование обоюдной вины ДТП

Никто не застрахован от необоснованного обвинения. Если участник ДТП, чьи нарушения констатированы наряду с виной второго участника с этим не согласен, он вправе обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав.

Предметом такого обращения будет оспаривание Протокола и Постановления об административном правонарушении. Напротив, если виновный водитель считает, что другой участник также виновен, а сотрудников ГИБДД в этом убедить не удалось, то остается шанс – судебная инстанция.

Помимо суда существует также возможность оспорить обоюдную вину путем подачи кляузы в вышестоящий орган. Если этот способ не принесет результата, то тогда уже следует обращаться в судебную инстанцию.

Только в этом случае придется обжаловать не только протокол и постановление, но и решение вышестоящего органа. Суд может пригодиться не только для установления обоюдной вины, но и для установления ее степени. Если не разбираться с этим вопросом в суде, то степень будет априори считаться раной.

Способы доказывания степени вины

Помимо оспаривания самого факта обоюдной вины, может возникнуть необходимость не согласиться с распределением ее степени. Априори она признается равно, но это не всегда так. Поэтому, при обоюдной вине в ДТП часто пользуются спросом различные экспертизы, как средства определения степени вины.

  • трассологическая;
  • автотехническая;
  • на алкогольное/наркотическое опьянение;
  • психоневрологическая;
  • метеорологическая.

Помимо экспертиз, для доказывания степени вины можно также использовать свидетельские показания. Данные, полученные от очевидцев или с видеокамер позволяют восстановить обстоятельства происшествия и понять кто больше виноват.

Примеры судебной практики

Основой судебной практики являются не отдельные судебные акты, а их обобщения. Главным органом, резюмирующим практику разрешения судебных споров является Пленум Верховного суда Российской Федерации.

Данный блюститель закона анализирует судебные прецеденты, рассматривает их законность и формирует позицию, которой руководствуются нижестоящие суды.

К примеру, в Постановлении № 2 от 29.01.15 г., ВС РФ указал, что если не ясно – кто виноват или на сколько виноват, это не является поводом для отказа в страховом возмещении.

Существует, однако, и интересные примеры в районных судах, которые служат впоследствии негласным шаблоном решений для судов данного региона.

К примеру, Ленинский районный суд города Нижнего Новгорода вынес решение по делу № 2-3037/2017, которым снизил размер взыскиваемого морального вреда учитывая, в том числе, наличие обоюдной вины.

Другой пример из судебной практики показывает, что обоюдная вина может быть не только у водителей, но также у водителя, с одной стороны, и коммунальных служб – с другой стороны.

Так в решении Рыбинского городского суда Ярославской области по делу № 2-2052/2017 установлена ответственность Администрации за выбоину (степень вины – 80%), а также вина водителя (20%), за его невнимательность.

Чёткое распределение бремени доказывания на основании закона

Существует большая группа дел для которой обязанности доказывания урегулированы ч. 1 ст. 65 и ч. 3 ст. 189 АПК РФ. Это оспаривание актов, решений, действий или бездействия любых официальных органов и должностных лиц. Непременно они, а не заявители, должны доказывать обстоятельства, их оправдывающие.

Официальные органы и чиновники считаются поступающими законно, пока и поскольку не доказано обратное. Правда, для применения этого правила заявитель обязан первым убедить суд в том, что оспариваемое им отрицательно влияет на его правовое положение. Тогда бремя доказывания полностью переходит на ответчика.

В случае спора о признании недействительным акта органа местного самоуправления он обязан доказать необходимость принятия акта, а лицо, оспаривающее акт, должно доказать, что у него есть права, которые акт нарушил.

Читать еще:  Иск о признании отцовства госпошлина

jurobzor

Доступным языком о юридических тонкостях

Фото- и видеофиксация как доказательство

7 мая вступил в силу Федеральный закон от 26.04.2016 N 114-ФЗ «О внесении изменения в статью 26.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в части обязательности отнесения материалов фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении».

Все основные СМИ упомянули о случившемся, почему-то акцентировав внимание на том, что закон подписал именно Президент:

Президент РФ Владимир Путин подписал закон, согласно которому, суды должны будут учитывать в делах о ДТП в качестве доказательств фото- и киносъёмки, а также звуко- и видеозаписи.

Президент России Владимир Путин подписал закон, обязывающий суды учитывать в качестве доказательств материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, в том числе данных видеорегистраторов, при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Президент Владимир Путин подписал новую редакцию КоАП РФ, обязывающую суды в качестве доказательств рассматривать представленные сторонами фотографии и видеозаписи. До сих пор закон приобщение таких свидетельств оставлял на усмотрение судей. В Кремле говорят, что поправка прежде всего направлена на защиту прав водителей при рассмотрении споров о нарушении ПДД. Новой возможностью могут воспользоваться и другие истцы — в частности, в ходе судебных разбирательств о нарушениях на выборах.

Оставляя на совести журналистов очевидные ляпы вроде того, что истцы каким-то образом могут воспользоваться изменениями в КоАП РФ, попробуем разобраться в сути закона. Итак, открываем и читаем:

Внести в часть 2 статьи 26.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 1, ст. 1) изменение, заменив слова «могут быть отнесены» словом «относятся».

Открываем измененную статью КоАП в прежней редакции и видим:

2. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К документам могут быть отнесены материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации.

Уже с первого взгляда видно, что что-то не сходится с тем, что пишут журналисты: речь идет не о доказательствах, а о документах. В чем же разница? Давайте разбираться дальше.

КоАП РФ. Статья 26.2. Доказательства

1. Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.
2. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Как видим, документы — это один из видов доказательств. Идем дальше.

1. Документы признаются доказательствами, если сведения, изложенные или удостоверенные в них организациями, их объединениями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для производства по делу об административном правонарушении.

То есть не любой документ признается судом доказательством, а лишь тот, который (по мнению судьи!) имеет значение для дела (признак относимости).

Наконец, самый важный момент, напрочь игнорируемый журналистами:

КоАП РФ. Статья 26.11. Оценка доказательств

Судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

Подведем итог. Вся суть изменений сводится к технической правке: теперь видеозапись не «может быть документом, а может быть неизвестно чем», а всегда считается документом. Однако при этом:

1. Закон не обязывает судью, инспектора ГИБДД или иное должностное лицо признавать их доказательствами и приобщать к материалам дела. Отказ в приобщении, например, может выглядеть так: «Из видеозаписи не усматривается, что она сделана в день вменяемого правонарушения».
2. Даже если судья или инспектор признают относимость видеозаписи и приобщат ее к материалам дела, закон не обязывает их ставить ее во главу угла при рассмотрении дела. Так, например, судья может проигнорировать видеозапись и вынести судебный акт в соответствии с противоречащими ей свидетельскими показаниями, обосновав это тем, что «неизвестен источник и обстоятельства получения записи» (признак допустимости), «невозможно установить место/время совершения видеосъемки» (признак относимости), «имеются сомнения в подлинности записи, поскольку содержащиеся на ней сведения противоречат иным доказательствам» (признак достоверности) и т.д.

Таким образом, с внесением изменений в КоАП РФ по сути не изменилось ровным счетом ничего: если судья не захочет основывать решение на видеозаписи, то он этого делать и не будет. А как при этом юристы будут называть эту запись — «документом» или чем-то иным — среднестатистическому водителю глубоко наплевать.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector