Advokat-86.ru

Помощь адвоката
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Заявление на свидание в СИЗО

По закону подследственные лица действительно имеют право на свидания с близкой родней (ст. 395 УПК РФ). Но для получения соответствующего разрешения родственнику нужно пройти определенную процедуру. Разрешение имеет право выдать:

  • следователь по делу;
  • судья, если дело уже передано в суд;
  • начальник СИЗО, если судебный приговор вступил в силу.

Как правило, ходатайства о свидании начинают поступать сразу после того, как подследственный оказывается в СИЗО. Поэтому обращаться нужно к следователю. Что касается периодичности и длительности свиданий, то разрешено посещать человека под следствием не чаще 2 раз за месяц. Максимальная продолжительность свидания – 2 часа.

Как добиться свидания в СИЗО родственникам

Встречи подозреваемых и обвиняемых с родственниками осуществляются с дозволения должностного лица или органа, ответственного за ведение уголовного дела. Чтобы получить разрешение на свидания с подследственным, надо подать заявление на имя следователя (он может отказать, чтобы лишить не сознающегося в преступлении человека моральной поддержки со стороны близких), судьи (если дело уже передано в суд) или начальника СИЗО (если обвинительный приговор уже вступил в силу). При принятии решения о допуске / недопуске встреч лица с обвиняемым будет учитываться степень родства и возраст посетителя (он должен быть совершеннолетним).

Гражданской жене / мужу для получения разрешения на посещение подследственного необходимо предоставить документы, свидетельствующие о том, что они проживают на единой жилплощади. Доказательством может быть общий адрес регистрации или общий банковский счёт. В отсутствие официальных подтверждений получить разрешение на встречу с гражданским супругом будет затруднительно.

После получения разрешения на посещение, нужно добиваться конкретно встречи. Для этого подаётся запрос на имя начальника СИЗО, к нему прикладывается оформленное разрешение. Далее придётся ждать. В случае большой очереди срок ожидания может растянуться на месяцы.

О дате назначенного свидания представители СИЗО оповещают родственников заранее. Выданное разрешение действует только на одну встречу. Для каждого последующего визита придётся оформлять новый «пропуск». Одновременно на свидании с подследственным могут присутствовать не более 2-х взрослых посетителей. То есть прийти всем семьёй не получится.

Как составить заявление и куда его подавать

Данный документ подается главе следственного изолятора и по своей структуре представляет из себя следующее:

  • в правом, верхнем углу указывается информация о заявителе (ФИО, контактные данные и сведения о его паспорте) и о получателе документа (должность, ФИО);
  • в центре пишется название самого документа;
  • далее формулируется просьба о свидании с указанием степени родства с заключенным, его ФИО и года рождения;
  • в конце ставится подпись и дата оформления.

К данной бумаге нужно приложить полученное ранее разрешение и передать в СИЗО. Не рассчитывайте сразу получить возможность встречи с заключенным, как правило, на право их получения есть очередь, которая растянута на целые месяцы. Поэтому следует запастись терпением и ждать, когда вам предоставят такую возможность.

Таким же образом нужно добиваться и длительных свиданий с осужденным. Именно таков порядок предоставления свидания с осужденным, но как они проходят?

ЕСПЧ рассмотрел дело об отказе в свидании с подсудимым, хотя РФ признала нарушение ст. 8 Конвенции

18 февраля Европейский Суд вынес очередное постановление о недопустимости отказа в предоставлении подсудимому свидания с родственниками без достаточных оснований (дело «Павлова против России»).

Больше двух лет Дина Павлова добивалась свидания с мужем

В октябре 2010 г. супруг Дины Павловой Николай Юнзель был переведен в следственный изолятор в Казань, поскольку его уголовное дело рассматривал Верховный Суд Республики Татарстан. В начале ноября 2010 г. женщина приехала в СИЗО, чтобы увидеться с мужем, однако ей не позволили посетить его. Ранее мужчина содержался в изоляторе в другом городе, в последний раз до перевода супруги виделись в августе 2009 г.

В январе 2011 г. Дина Павлова подала в ВС Республики Татарстан ходатайство с просьбой разрешить свидание, к которому приложила свидетельство о браке с Николаем Юнзелем. Однако судья Н. отказал в удовлетворении заявления, отметив при этом, что разрешение на посещение подсудимого будет дано после оглашения приговора.

В феврале и марте 2011 г. Дина Павлова направила жалобы председателю Верховного Суда Татарстана и председателю ВС РФ. Она утверждала, что судья Н. не привел никаких оснований для отказа и не сослался на какие-либо правовые акты, ограничивающие право на свидания Николая Юнзеля с семьей вплоть до вынесения приговора. Эти жалобы были перенаправлены судье Н., который в апреле 2011 г. пояснил женщине, что ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений предусматривает возможность, а не обязанность уполномоченного лица разрешить краткосрочное посещение семьи. Судья посчитал, что с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела такая возможность отсутствует. «Кроме того, ни в материалах дела, ни в ваших заявлениях нет никаких свидетельств о близких семейных отношениях между вами и подсудимым Юнзелем», – заметил он.

В мае 2011 г. Дина Павлова подала еще одну жалобу председателю Верховного Суда РФ. Женщина указала, что ее первая жалоба была направлена для ответа судье, действия которого она оспаривала. Дина Павлова подчеркнула, что судья так и не объяснил, какие особые обстоятельства дела важнее ее права на свидание с мужем. По мнению женщины, при таком подходе право уполномоченного лица отказать в предоставлении свидания на основании ст. 18 Закона о содержании под стражей является неограниченным и нерегулируемым, а отказ рассматривать свидетельство о браке с Николаем Юнзелем как доказательство семейных отношений раскрывает предвзятость судьи.

В тот же день она подала новое ходатайство о свидании с мужем, которое судья Н. снова отклонил, повторив те же аргументы, которые указал ранее в ответе на жалобы Дины Павловой, перенаправленные ему вышестоящими инстанциями.

Читать еще:  Где финансово лицвой счет жкх

Вторая жалоба женщины, поданная в ВС РФ, была передана в Верховный Суд Республики Татарстан. В июне 2011 г. первый заместитель председателя ВС РТ сообщил ей, что разрешение на посещение супруга может быть предоставлено только после вынесения приговора с учетом «особых обстоятельств дела», связанных с обвинением в вооруженном разбое, совершении преступлений в составе организованной группы, а также с необходимостью обеспечения безопасности участников уголовного процесса.

В ноябре 2011 г. Дина Павлова подала еще одно ходатайство о свидании с мужем, в котором сослалась на то, что суд завершил рассмотрение предъявленного Николаю Юнзелю обвинения. Однако судья Н. снова повторил, что до вынесения приговора посещение подсудимого не допускается. Дина Павлова попыталась обжаловать отказ в апелляционном порядке, однако тот же судья Н. вернул женщине ее жалобу, пояснив, что отказ в предоставлении свидания с лицом, содержащимся под стражей, не подлежит обжалованию. В декабре 2011 г. председатель ВС Республики Татарстан подтвердил, что до вынесения приговора посещение Николая Юнзеля не разрешается.

Дина Павлова смогла встретиться с мужем только в марте 2013 г., уже после вынесения ему приговора.

Позиция заявителя

В жалобе в ЕСПЧ Дина Павлова заявила о нарушении действиями российских властей как ее права на уважение частной и семейной жизни (ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), так и этого права во взаимосвязи с правом на эффективные средства правовой защиты (ст. 13 Конвенции). Женщина пояснила, что она не только не добилась положенного ей свидания с супругом, но и не смогла обжаловать отказ судьи в предоставлении такой встречи.

ЕСПЧ отказался прекращать производство по делу

В июле 2019 г. Российская Федерация представила в ЕСПЧ одностороннее заявление, в котором признала нарушение ст. 8 Конвенции и предложила выплатить заявителю денежную сумму, а Суду – прекратить производство по делу в соответствии с п. 1 (с) ст. 37 Конвенции. Дина Павлова отвергла предложение правительства.

ЕСПЧ заметил, что наличие проблемы, которая при отсутствии эффективных внутренних средств правовой защиты вынуждает большие группы людей обращаться в Суд за возмещением за неоднократные нарушения их конвенционных прав, является важным обстоятельством. Суд заметил, что недавно он получил ряд жалоб, касающихся тех же потенциальных нарушений, которые произошли в том же Верховном Суде Республики Татарстан, где заявители также ссылаются на отсутствие внутренних средств правовой защиты.

При этом, добавил ЕСПЧ, заявление правительства не признает нарушения ст. 13 Конвенции и не содержит каких-либо обязательств по рассмотрению этого вопроса по существу в соответствии с Конвенцией. На этом основании Суд пришел к выводу, что необходимость обеспечения соблюдения прав человека требует от него продолжить рассмотрение дела.

Европейский Суд констатировал нарушение ст. 8 и 13 Конвенции

Суд отметил, что согласно ст. 18 российского Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами.

Суд напомнил, что ранее он неоднократно говорил о том, что в случае лишения права на свободу человек продолжает пользоваться всеми другими основными правами и свободами, включая право на уважение семейной жизни, а любое ограничение этих прав в каждом конкретном случае должно быть оправдано.

ЕСПЧ согласился с тем, что содержание под стражей влечет за собой неизбежные ограничения в части права на уважение семейной жизни, и признал необходимость определенного контроля за контактами такого лица с внешним миром. В то же время, подчеркнул Суд, власти должны предоставить возможность содержащемуся под стражей лицу поддерживать контакт со своей семьей, а при необходимости – помочь ему в этом. Такой принцип применяется к невиновным заключенным, которые должны считаться невиновными в силу п. 2 ст. 6 Конвенции, подчеркнул ЕСПЧ.

Европейский Суд установил, что Дина Павлова не могла навестить своего мужа в течение длительного времени, потому что ее просьбы об этом постоянно отклонялись российскими властями. Такой отказ представляет собой посягательство на право на уважение семейной жизни. В то же время такое вмешательство, как указано в постановлении, в определенных случаях может быть законным.

Однако, напомнил Суд, согласно устоявшейся позиции по делам против России ст. 18 Закона о содержании под стражей не соответствует критерию «качество закона» в той мере, в какой она предоставляет уполномоченному органу, в производстве которого находится уголовное дело, неограниченные полномочия по предоставлению или отказу в посещении мест содержания подозреваемых и обвиняемых. Указанная норма, по мнению ЕСПЧ, лишает таких лиц минимальной степени защиты от произвола или злоупотреблений со стороны властей, на которую граждане имеют право в соответствии с верховенством права в демократическом обществе.

Суд подчеркнул, что ст. 8 Конвенции требует, чтобы государства учитывали интересы содержащегося под стражей лица и членов его семьи не в общих чертах, а применительно к конкретной ситуации. Однако в настоящем деле судья Н. и его коллеги в Верховном Суде Татарстана не предприняли никаких попыток обосновать отказ в посещении семьи, кроме общей ссылки на «особые обстоятельства дела», характер обвинения, предъявленного мужу заявительницы, и неопределенные соображения безопасности.

ЕСПЧ пришел к выводу, что ст. 18 Закона о содержании под стражей не обеспечивает никакой защиты от произвольных отказов, подобных тем, которые имели место в отношении Дины Павловой, и снова констатировал несоответствии данной нормы критерию качества закона. В данном случае вмешательство в право на уважение семейной жизни было незаконным и нарушило ст. 8 Конвенции, заключил Суд.

Читать еще:  В евросети впарили гарантию плюс можно ли вернуть деньги

Рассматривая вопрос о нарушении ст. 13 во взаимосвязи со ст. 8 Конвенции, ЕСПЧ обратил внимание на практику Конституционного Суда РФ, который в ряде своих определений указывал, что данная норма не предоставляет возможность отказывать обвиняемому в осуществлении его права на свидание без достаточно веских оснований, связанных с необходимостью обеспечения прав и свобод других лиц, а также интересов правосудия по уголовным делам. Так, в Определении от 13 июня 2002 г. № 176-О КС указал, что такого рода отказы, как и отказы в удовлетворении любых других ходатайств участников уголовного судопроизводства, должны оформляться в виде мотивированного постановления и могут быть обжалованы прокурору или в суд общей юрисдикции, которые с учетом всех фактических обстоятельств дела оценивают, насколько обоснованно в каждом конкретном случае обвиняемому отказано в свидании.

Суд заметил, что до сих пор эта позиция КС РФ не нашла отражения ни в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, ни в Законе о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. ЕСПЧ пришел к выводу, что, как и в ряде иных случаев, российские суды в деле Дины Павловой не считали себя связанными позицией Конституционного Суда и отклоняли ходатайства женщины посредством непроцессуальных писем без указания соответствующих и достаточных оснований. Суд обратил внимание и на то, что вышестоящие инстанции направляли жалобы заявительницы тому судье, чье действия она оспаривала. Он же, в свою очередь, прямо указал, что возможность пересмотра его постановления в апелляционном порядке невозможна. Таким образом, имело место нарушение ст. 13 Конвенции, взятой в совокупности во взаимосвязи со ст. 8, заключил Суд.

На этом основании ЕСПЧ присудил Дине Павловой компенсацию морального вреда в размере 5 тыс. евро.

Адвокаты обратили внимание на разные аспекты проблемы

По мнению адвоката КА г. Москвы «Малик и Партнеры» Иллариона Васильева, особенно ценно в решении то, что речь идет о применении ст. 18 Закона о содержании под стражей и ст. 395 УПК, предоставляющих суду дискретные полномочия как в отказе, так и в согласии на предоставление свидания с родственниками. «Как видим, проблема древняя и, похоже, решать ее власти не намерены. Это и вынудило ЕСПЧ в данном деле отвергнуть одностороннюю декларацию представителя РФ и оставить дело в списке рассматриваемых, тем более что правительство не дало ответ на претензии по ст. 13 Конвенции», – отметил он.

Адвокат АП Красноярского края Наталья Балог добавила, что такие дела, как «Павлова против России», типичны для РФ, а практика ЕСПЧ по рассмотрению аналогичных жалоб огромна: раз за разом российские следователи и суды отказывают близким родственникам обвиняемого в предоставлении свиданий.

Эксперт считает, что данное постановление представляет интерес не с позиции существа дела, а с точки зрения мнения Суда о невозможности принять одностороннюю декларацию правительства. «Это крайне важная тенденция, поскольку ЕСПЧ подчеркнул, что при принятии решения о том, стоит ли продолжать рассмотрение дела, он оценивает и тот факт, что из-за отсутствия эффективного внутреннего средства правовой защиты все больше людей обращаются за защитой своих прав в ЕСПЧ и “перегружают” его однотипными жалобами», – пояснила адвокат.

По мнению Натальи Балог, Суд сослался на то, что в его производстве есть несколько таких же жалоб о нарушениях в том же национальном суде, чтобы показать адресность правовой проблемы и призвать государство к действиям по ее устранению. «Если бы заявитель говорила лишь о нарушении ст. 8 Конвенции, без взаимосвязи со ст. 13, исход мог бы быть и в пользу принятия такой односторонней декларации от Правительства России», – добавила эксперт.

Адвокат АК «Интеллект» НО СККА Оксана Садчикова считает, что Дина Павлова столкнулась с исключительно формальным подходом к рассмотрению ее заявления о предоставлении свидания. Эксперт отметила, что Закон о содержании под стражей говорит о праве на свидание с родственниками и иными лицами, в свою очередь, УПК содержит нормы о предоставлении свиданий с родственниками лишь в гл. 46, и касаются эти нормы только осужденных. «Таким образом, формально в список лиц, имеющих право на свидание с родственниками, подсудимые, виновность в совершении преступления которых не доказана, не попали. Но достаточно обратиться к ч. 2 ст. 46 УПК РФ, чтобы заключить, что ст. 17 и 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в полной мере относятся и к подсудимым, поскольку термин “обвиняемый” охватывает и эту категорию лиц», – пояснила адвокат.

По словам Оксаны Садчиковой, эффективно обеспечить реализацию права на обжалование постановления об отказе в удовлетворении ходатайства о предоставлении свидания возможно, только если этот акт можно будет обжаловать отдельно от приговора, а для этого может потребоваться отдельное указание в ст. 389.3 УПК РФ.

Эксперт полагает, что постановление должно оказать влияние на законодательный процесс, поскольку в нем отмечено несоответствие критерию качества закона ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, что ранее уже неоднократно устанавливалось по сходным делам, где предметом критики заявителей были решения следователя.

Для того чтобы выяснить, является ли сегодня отказ в предоставлении родственникам свидания с обвиняемым типичной ситуацией или исключением из правил, Оксана Садчикова провела опрос коллег в одной из тематических групп социальной сети, в нем поучаствовало около 30 адвокатов. «Экспресс-опрос коллег, осуществляющих защиту по различным категориям дел, свидетельствует о том, что суды в различных регионах преимущественно разрешают свидания во всех случаях», – рассказала Оксана Садчикова. По ее словам, на втором месте ответ «разрешают после вынесения приговора».

Читать еще:  Как написать заявление в полицию электронном виде

Адвокат подчеркнула, что имеется и положительная российская практика. В качестве примера она привела случай, когда суд, относясь с уважением к частной жизни подсудимого, в отсутствие законодательного регулирования на национальном уровне, ссылаясь исключительно на ст. 8 Конвенции, разрешил подсудимому присутствовать на похоронах близкого родственника и распорядился об обеспечении конвоирования.

Заявление

Кому его нужно писать?

  • следователю (если дело в производстве);
  • судье (если отправлено в суд);
  • апелляционной коллегии (если в апелляционном производстве);
  • начальнику СИЗО (после вступления приговора в законную силу).

Как правильно его составить?

  • в «шапке» — куда, полное название органа;
  • должность, фамилия и инициалы чиновника, у которого вы просите разрешения;
  • просьба о свидании с заключенным;
  • дата, подпись.

Как видно, ничего сложного нет — это если касается самих действий. Тяжело будет морально, но именно ваши грамотные действия лучше всего помогут вашему родственнику, который угодил за решетку.

Конечно, в таких ситуациях не обойтись без поддержки грамотного адвоката, который поможет вам, если пенитенциарная система начнет чинить препятствия.

Письмо в СИЗО

Отправляя письменное послание сидельцу в изолятор, следует помнить о безусловной проверке каждого почтового отправления цензором и не допускать упоминаний о:

  • обстоятельствах уголовного преступления, обвиняемым по которому является адресат;
  • событиях или поступках заключенного на воле, подлежащих отнесению к уголовно-наказуемым или способных усугубить вину;
  • лицах, проходящих по тому же судебному разбирательству в качестве подельников или свидетелей;
  • средствах связи с арестантом способами, запрещенными по правилам СИЗО (телефон, внутренний телеграф и т.п.).

Писать арестанту следует о текущих делах, о событиях, не относящихся к инкриминируемому ему преступлению и преступной деятельности вообще, о здоровье и самочувствии родных и близких и других обстоятельствах, не способных возбудить подозрений или дать дополнительную информацию следователю, который обязательно узнает о содержимом письма. О том, можно ли писать письма в СИЗО, должно ли оно быть заказным или обычным, читайте ниже.

Можно ли отправить?

Ограничений по отправлению писем или телеграмм, адресованных лицам, находящимся в следственном изоляторе, не существует, поэтому писать можно хоть каждый день. В качестве вложений в конверты, помимо писем в рукописном или машинописном варианте, допускаются:

  • фотографии, обычно не более пяти штук;
  • конверты и марки, оптимальным будет сразу наклеить марки и написать обратный адрес, чтобы никто не позарился;
  • рисунки, стихи.

Все почтовые отправления из СИЗО осуществляются заключенными из собственных средств, путем покупки конвертов и марки из собственных средств, находящихся на лицевом счете. По письменному заявлению арестанта в адрес администрации СИЗО, допускается не указывать обратный адрес на почтовом отправлении, если получателем является несовершеннолетний ребенок заключенного лица.

Как это сделать?

Чтобы письмо в СИЗО нашло своего адресата, содержимое должно пройти цензуру, а на конверте следует указать следующие данные:

  1. Адрес и наименование следственного изолятора.
  2. ФИО заключенного лица полностью, без ошибок и сокращений.
  3. Год рождения адресата.
  4. Полный обратный адрес и ФИО отправителя полностью.

Об отправке письма по электронной почте в СИЗО рассказывает это видео:

По почте

Почтовое отправление является наиболее традиционным, но и наиболее длительным способом передать весточку, заключенному в СИЗО, близкому человеку. С учетом инертности почтовой службы и трехдневного срока цензуры, письмо попадет к арестанту в лучшем случае через две недели, если отправитель и получатель находятся в одном и том же регионе, а если нет, то срок может растянуться до месяца и более.

  • Отправляя письмо по почте вместе с какими-либо вложениями, следует в тексте указать перечень прилагаемых материалов, дабы адресат мог предъявить обоснованные претензии при отсутствии фотографий или иных отправлений.
  • Фотографии и рисунки, допускаемые к отправке в письме, не должны иметь эротический или порнографический характер, так как подобные материалы в СИЗО запрещены.

О том, как написать и отправить электронное письмо заключенному через интернет в СИЗО, читайте ниже.

По электронной почте

Чтобы сократить временной интервал между отправкой письма и его получением, можно воспользоваться различными интернет-сервисами, предлагающими платные услуги по организации переписки с арестантами.

Срок получения арестантом послания в таком случае составит всего 3 – 5 дней, а вложения могут быть такими же, как в письме, если сервис предусматривает подобные возможности.

Другие методы

Альтернативными способами, позволяющими сократить интервал ожидания послания до одного дня, являются:

  • включение письма в состав передачи, которая будет передана адресату в день поступления;
  • сокрытие послания в бумагах по текущему делу, с которыми в СИЗО проходит адвокат или близкий человек, имеющий статус защитника.

Следующая глава расскажет о том, как попасть на свидание в СИЗО.

Про так называемое письмо с телефона в СИЗО расскажет этот видеосюжет:

Свидание после приговора

Подозреваемые в совершении уголовного преступления имеют право на встречи с членами семьи. Это касается и тех, кто уже получил соответствующий приговор. Родственники могут потребовать такой встречи сразу после суда, когда обвиняемого еще не перевели на место отбывания наказания.

В этом случае разрешение на свидание выдает судья, поэтому нет смысла обращаться к следователю. На практике отказ поступает крайне редко. Судья может отказать, если:

  • был установлен факт давления на должностных лиц со стороны родственников обвиняемого;
  • осужденный нарушает правила внутреннего содержания;
  • есть другие причины, установленные законом.

При отказе суда предоставить свидание у родственников есть право на подачу кассационной жалобы. При этом придется воспользоваться услугами юриста, так как самостоятельное обращение запрещено. Количество встреч с осужденным зависит от наказания. А разрешение на свидание действительно только 14 дней. Поэтому членам семьи нужно действовать очень быстро.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector